Большой колокол в Пекине

dzsi sНаходится в храме Большого Колокола (Дачжунсы) в Пекине. Был отлит свыше 500 лет назад. Вес — 46,5 т, высота — 6,75 м, внешний диаметр — 3,3 м, толщина стенок — 18,5 см. На внешней и внутренней поверхностях отлиты 17 буддийских изречений, общий объем их текстов составляет 227 тыс. иероглифов. Колокол поражает сильным звуком, который слышен на расстоянии 10 километров. В храме находится Музей старинных колоколов. Подробнее на сайте chinainfo.ru

Большой колокол был отлит в период династии Мин, которая правила Китаем с 1368 по 1620 год, после падения монгольской династии. Первый император династии Мин избрал своей столицей город Нанкин. И для его украшения и защиты приказал отлить 4 больших колокола. Один из них, отлитый в 1389 году, до сих пор висит в Нанкине и имеет примерно 360 см в высоту и 240 см в диаметре, а весит около 20 тонн. Это — «старший брат» Большого колокола, о котором речь впереди. Предполагают, что и остальные колокола, отлитые по этому приказу, имели такие же размеры, но до наших дней не сохранились.

В 1402 году таоистский духовный глава Я Куанг-сиа (Ya Kuang-hsia) склонил принца Йен (Yen) к захвату власти у юного племянника. Принц Йен стал императором Юнг Ло (Yung Lo). Он перенес столицу государства в Пекин и повелел отлить для города, по крайней мере, 5 колоколов (а возможно и 9), каждый из которых должен был по весу вдвое превосходить своих предшественников из Нанкина. (Колокола, их вес и звук, были элементом престижа для любого города в Китае, не говоря уже о столице.)

По-видимому, все колокола были отлиты до 1423 года. Один из них сейчас висит в храме Большого Колокола и имеет около 500 см в высоту (плюс 200 см петля для подвески) и волнистую юбку с восемью выступами диаметром примерно 450 см, а весит он около 50 тонн. Известно, что еще несколько колоколов сравнимых размеров существовали в Пекине до XX века, но до наших дней дошел только Большой.

В Китае колокола выполняли две важные функции: во-первых, духовную, имеющую давнюю традицию, согласно которой колокол поддерживает мир и согласие внутри города, а во-вторых, охранную — как средство оповещения о приближении опасности. Однако для каждого колокола сочетание обеих функций не было обязательным. Китайцы до настоящего времени делают различие между священным и бытовым назначением колокола. В каждом городе один, обычно самый большой колокол, резервировался для священных функций и отливался особенно тщательно. Таким священным колоколом в Пекине и стал Большой колокол. Он отливался под руководством духовного лидера Я Куанг-сиа.

bell china ierНа поверхность колокола были нанесены тексты молитв, чтобы они «исходили из него вместе со звуком». Молитвы состоят из буддийских изречений, а также включают четыре христианские молитвы и Книгу Творения. Иероглифы полностью покрывают поверхность колокола как снаружи, так и внутри. Надписи были выполнены известным каллиграфом Шен Ту (Shen Tu), вице-канцлером Большого Секретариата при правлении императора Юнг Ло. Согласно легенде, колокол отливали три раза, прежде чем был достигнут желаемый тон.

По китайской традиции, чтобы иметь максимальное духовное воздействие, колокол должен был быть не только спроектирован и отлит соответствующим образом, но и располагаться в соответствующем месте. Сто лет после отливки не было сведений ни о Большом колоколе, ни о месте его нахождения. Возможно, он не был подвешен по причине утраты интереса к большим колоколам (как это иногда случалось в предыдущей истории Китая) или ввиду теологических расхождений о месте наилучшего его расположения, которые приводили к конфликтам… Наконец, в XVI веке колокол был подвешен в западной части Пекина. Но это был квартал Белого Тигра, и было решено, что неподходяще иметь здесь столько металла. Большой колокол был снят и закопан.

В 1743 году его откопали и перенесли в храм Чуешенг (Chueh Sheng) вне городских стен на северо-западе. Такое расположение для колокола сочли подходящим, так как согласно древнему китайскому учению страны света и элементы (вода, воздух, металлы и т.п.) имеют четкие связи. Например, север был элементом воды, а запад — элементом металла, кроме того, согласно тому же учению, «металл рождает воду», так что лучшего места, чем северо-запад не найти. Здесь, в храме Чуешенг, где север и запад «сходятся», император совершал ежегодное «моление о дожде», которое скоро превратилось в праздник. Праздник делался все популярнее, а храм стал известен в Китае как Тачангсу (Ta Chang Ssu) (в других источниках — Дачжунсы) — храм Большого Колокола.

bell china towerВ настоящее время Большой колокол, подобно его собрату в Нанкине, находится внутри храма, но ни один из них сейчас не звонит. Завоеватели, которыми богата бурная история Китая, не пытались разрушить эти колокола или забрать их как трофей, хотя они отлиты из бронзы и искусно выполнены.

Другие большие колокола Пекина были, по-видимому, из железа и их главной целью была подача хорошо и далеко слышимого звука, хотя не исключено, что они могли иметь и магическое, сакральное значение. Император Юнг Ло говорил, что он хочет иметь колокол, который был бы слышен на 80 км — расстояние от Пекина до императорской охотничьей резиденции в Западных Холмах. Один из колоколов, подвешенных в колокольной башне, построенной при Юнг Ло, возможно, отвечал этому требованию. В 1688 году иезуит отец де Фонтаней (Father de Fontaney) писал об этом колоколе, как о Большом колоколе Пекина, вероятно, не зная о священном, закопанном в городе. Этот громкий колокол звонил в некоторые периоды ежедневно, потом он был заменен бронзовым, который до сих пор висит в башне, хотя сейчас и не звонит.

Остальные колокола были помещены над городскими воротами как часть оборонительной системы города. Рядом с ними были сторожевые посты, стражники постоянно следили за обстановкой вокруг и в случае опасности звонили в колокол. Один из китайских стратегических планов захвата неприятельского города состоял в засылке шпионов, переодетых местными жителями, в верхнюю часть ворот или смотровых башен, с тем, чтобы они устроили там пожар, и колокол не смог бы звонить…

Основываясь на свидетельствах и фотографиях начала XX века, можно утверждать, что колокола пекинских ворот были намного проще, чем Большой колокол, их обработка не была столь тщательной. Говорят, что все их сняли и большинство, если не все, разбили. По-видимому, для потомков Юнг Ло риск подачи колоколом сигнала к бунту внутри города, превысил необходимость в охране от врагов снаружи…

Percival Price «Bells and Man», New York, USA, 1983

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *