Колокол Эмилле (колокол короля Сондока)..

silla bell  n Не так давно в Национальном музее Кёнджу (Корея) состоялась церемония, на которой присутствовало около трех тысяч горожан: в самый большой колокол в Корее — колокол короля Сондока (по другим источникам Сеондеога: Sondok, Seondeog) — ударили восемнадцать раз. В него не звонили девять лет, чтобы уберечь от трещин. А эта церемония проходила в рамках научно-исследовательской программы, целью которой являлась запись звука, издаваемого колоколом, для его последующего изучения.

Этот колокол внесен в список культурного наследия ЮНЕСКО под № 29. Он также широко известен под названием Колокол Эмилле (Emille или Emile) и считается самой загадочной достопримечательностью в Корее, так как история его отливки связана с человеческой трагедией. Размеры колокола довольно внушительны: высота 3,33 метра и диаметр 2,27м. Из сведений о колоколе Эмилле самым трудным оказалось выяснить вес колокола. По одним источникам колокол весит около 25 т, а по другим — 18,9 т. В книге Percival Price «Bells and Man» приводится вес 72 т, однако, исходя из такого веса и размеров колокола, он должен был бы иметь толщину стенок около 50 см, что явно противоречит данным о толщине стенок — около 20 см. Наиболее надежным, по-видимому, является все же указание веса колокола около 25 т.

bell em iКолокол Эмилле был отлит в 771 году н.э. в эпоху королевства Силла (57 г. до н.э. — 935 г. н.э.). В течение более тысячелетия (!) звон этого огромного колокола созывал монахов и горожан Кёнджу на молитву. В ясные тихие ночи его «голос» можно было услышать на расстоянии более 60-ти километров. К сожалению, из-за появившейся трещины, в последнее время он «молчит».

Особенностью Колокола Эмилле является его уникальный звон. Долгий протяжный, печальный, как будто зовущий кого-то, звук этого колокола не похож на звон других колоколов. В этом и заключается его загадка.

Король Кёндок повелел отлить колокол в память о своем отце короле Сондоке Великом. Он хотел, чтобы благодаря звону колокола люди достигали состояния просветленности сознания. Король умер, так и не дождавшись окончания работ. Его сын продолжил начатое дело. Для отливки колокола король пригласил лучших мастеров государства. Однако каждый раз при переливке колокол либо трескался, либо издавал слабые глухие звуки. Задача казалась невыполнимой.

Согласно легенде один провидец предсказал, что колокол получится, если в качестве жертвы в расплавленный металл в кузнечном горне перед отливкой колокола будет брошен невинный ребенок. Министры короля не могли приложить ума, где найти ребенка для принесения в жертву. Случилось так, что монах, собиравший подаяния на отливку колокола, пришел в дом к одной бедной женщине и стал просить милостыню. Женщина ответила, что она настолько бедна, что ей нечего пожертвовать монастырю. Она сказала, что единственное, что у нее есть, это ее ребенок. Женщина пошутила, что если монаху нужна ее дочь, то он может ее забрать. Монах посмеялся над шуткой и ушел прочь. Вернувшись в монастырь, он рассказал другим монахам о женщине, которая в шутку предложила отдать свою дочь в качестве подаяния. Его рассказ достиг ушей чиновников, которые не могли поверить в такую удачу. Той же ночью они отправились в дом бедной женщины и потребовали, чтобы она отдала им своего ребенка.

Женщина пыталась было оправдаться тем, что она дала обещание лишь в шутку, но чиновники сказали, что подобное предложение отдать дочь не могло быть шуткой. «Обещание есть обещание», — заявили они, силой вырвали плачущего ребенка из рук обезумевшей от горя матери и отвезли девочку во дворец. Теперь все было готово к отливке колокола. Когда чиновники пытались бросить девочку в кузнечный горн, ребенок неистово сопротивлялся и плакал. Несмотря на это, несчастное дитя бросили в расплавленную бронзу. Ужасные крики ребенка сотрясли воздух. Когда тельце девочки исчезло в расплавленном металле, наступила тишина.

В итоге колокол был отлит. Пришло время услышать, как он звучит. Король, министры и монахи собрались в храме Пондок и ждали, затаив дыхание, пока колокол повесят. Когда по нему ударили, раздался чистый и мелодичный звон. Он продолжался до тех пор, пока все присутствующие не различили в звуке что-то знакомое. Это был плачущий голос маленькой девочки, зовущей свою мать: «Эмилле, эмилле, эмилле» («эмилле» в переводе со старокорейского — «мама»). Все признали, что звон колокола был прекрасен.

bell em i У меня в коллекции есть небольшая копия колокола Эмилле (высотой 18 см и диаметром 8 см), ее привез муж из поездки в Японию в 2002 году. (Он летел через Сеул, где и отыскал этот экземпляр для моей коллекции. Копии колокола Эмилле были отлиты в Корее специально к чемпионату мира по футболу 2002 года.) Звук у колокола чистый и приятный и длится долее 30 секунд. Интересно, что фрагмент декора колокола Эмилле, который воспроизводится в литературе (на снимке справа), полностью совпадает с декором моей копии.

В коллекции теперь оказалось три копии знаменитых колоколов: кроме колокола Эмилле есть копия Биг Бена, отлитая на знаменитой литейне «WHITECHAPEL» в Лондоне, а также копия колокола Свободы (в виде точилки для карандашей).

Март 2002

Сведения и фотографии с сайтов:

  • Корейская Культурно-Информационная служба в Москве
  • Bavestrello Battista e l’Arte del Campanaro

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *